Гендерные предубеждения при оценке работы сотрудника – есть ли медицинские основания?

Наличие неявных гендерных предубеждений давно подозревается даже в такой области, как медицинское образование, но до недавнего времени этот феномен тяжело было изучить объективно. Однако теперь в США введена стандартизованная на национальном уровне оценочная система, с помощью которое впервые удалось пролить свет на эту проблему на примере опыта работников медицины неотложных состояний.  В исследовании, результаты которого опубликованы в журнале JAMA «Internal Medicine», говорится, что ученые обнаружили, что, хотя врачи-мужчины и врачи-женщины скорой и неотложной медицинской помощи начинают стажироваться в равных условиях, к концу трехлетней программы обучения врачи-мужчины в среднем получили более высокие баллы по всем 23 оценочным категориям, в том числе и по таким, как уровень медицинских знаний, достижение безопасности пациентов, управленческие и коммуникативные способности.

 

В течение первого года обучения врачи-женщины набрали чуть больше, чем мужчины, в 15 из 23 оценочных категорий; достоверно более высокие баллы женщины получили за высокие уровни ответственности, умение выполнять много задач сразу и диагностические умения. Однако к концу третьего и последнего года стажировки мужчины получили более высокие оценки по всем 23 категориям и достигали целей на 13% чаще (в год), что эквивалентно 3–4-месячной дополнительной подготовке после окончания учебы.

«Мы обеспокоены тем, что неравенство, которое мы обнаружили в оценках, может указывать на скрытую предвзятость, – говорит один из ведущих авторов исследования Дэниел О'Коннор. Мы считаем, что то, что женщины-врачи неотложной медицины получают более низкие баллы, чем мужчины, по всем оценочным категориям, на самом деле подразумевает предвзятость, а не дефицит определенных навыков или знаний».

О'Коннор и исследователи из Притцкеровской медицинской школы при Университете Чикаго рассмотрели 33 456 оценок,  которые получили 359 врача скорой медицинской помощи за двухлетний период. Одну треть (122) этих врачей составляли женщины; две трети (237) – мужчины. Курсы стажировки проходили как в сельской, так и в городской местности, на базе различного уровня академических учреждений.

Около трети врачей-преподавателей, которые оценивали стажеров, были женщинами (91), две трети были мужчинами (194). Мужчины-преподаватели и женщины-преподаватели одинаково оценивали стажеров, регулярно давая женщинам-врачам более низкие баллы на протяжении второго и третьего годов обучения.

Хотя предполагалось, например, что стажеры более старшего возраста должны демонстрировать стереотипные мужские характеристики, такие как самоуверенность и независимость, женщины-врачи, которые проявляли такие качества, могли навлечь на себя взыскание – причем даже внутри своих женских ролевых моделей – за нарушение привычных гендерных ролей.

«Один из вариантов интерпретации наших результатов состоит в том, что увеличение гендерного разрыва объясняется кумулятивным эффектом повторяющихся помех и предубеждений, которые становятся все более выраженными с течением времени», – пишут авторы.

«Из наших результатов следует, – говорит О'Коннор, – что стажерам-женщинам может потребоваться дополнительное обучение, чтобы получить высшее образование на том же уровне, что и их коллеги-мужчины».



Piluli - Медицина от А до Я.